Альбина Ялоза: «Для иностранцев посетить выставку — это как в кафе сходить» Фото
Интервью

Альбина Ялоза: «Для иностранцев посетить выставку — это как в кафе сходить»

Интервью с украинской художницей
  • 655
  • 0
4 репостов

Альбина Ялоза — украинская художница, которая специализируется на линогравюре и затрагивает в своих работах религиозную тематику. Редакции FiD удалось встретиться с Альбиной в харьковской галерее COME IN и поговорить на важные темы: о начале творческого пути, рабочем процессе и отношении к религии.

Я родилась под Харьковом, где получила классическое образование в Харьковском художественном училище и Харьковской государственной академии дизайна и искусств. Позже переехала вместе с мужем в Одессу и вот недавно, по той же причине, перебралась в Киев. Мои друзья называют меня «декабристкой»: 9 лет назад, в декабре, я переехала в Одессу, и в этот раз снова в декабре оказалась в Киеве. 

Я не ставила себе за цель стать художницей, все решилось как-то само собой. Однажды пошла в «художку» с подругой и как-то втянулась. Впоследствии мне пришлось выбирать между карьерой художника и карьерой легкоатлета. В итоге, я выбрала путь художника, хотя это было еще в раннем детстве, и выбор был неосознанным. Но я рада, что все вышло именно так.

Художественное образование для меня имело большое значение. Мне было важно рисовать, а делать это я научилась именно в училище. Но мне кажется, что для каждого по-своему. У меня есть показательные примеры людей, которые нигде не учились, но стали хорошими художниками. Когда ты не знаешь букв, тебе сложно что-то читать. И чем больше ты практикуешься в чтении, чем больше ты знаешь букв другого языка, тем больше можешь читать и узнавать. И собственно, когда ты владеешь материалом, можешь многое сделать, и тебе намного легче работается. Поэтому образование для меня было важным этапом: так у меня развязались руки и появилась техническая база. Мне не нужно думать, как мне рисовать, я придумываю что-то конкретное и просто делаю. 

Идея и техника в искусстве одинаково важны. Если технически картина сделана круто, а там вообще пустота (идея не прослеживается), то мне это не интересно. С другой стороны, если ты хочешь вложить в работу грандиозную идею, а она не соответствует исполнению, то ее донести не получится. Идеально, когда одно соответствует другому. Думаю, образование дает такую возможность. 

Из экспозиции «Біль білила»Из экспозиции «Біль білила»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Отчет в деталях: выставка «Біль білила» Альбины Ялозы

Я работаю в основном в линогравюре. Для меня это любимый материал. Все, что я хочу и могу выразить, делаю это в гравюре. Хочется попробовать что-то еще, но в гравюре я сразу вижу, как это будет. Как Эдвард руки-ножницы (герой одноименного голливудского фильма — прим.ред.), мне легко резать — это естественный процесс. При этом он может занимать разное количество времени. Технически это все зависит от сложности, на протяжение дня руки устают, а идея может собираться и продумываться несколько лет. 

Сложно объяснить, откуда я беру идеи. В основном это то, что меня беспокоит. Наверное, на работы вдохновляет сама жизнь, хотя это и звучит очень пошло. Идеи приходят сами: революция, война, личные переживания. Иногда я сама удивляюсь, почему так. Но это не спонтанно: ты думаешь обо всем происходящем, слушаешь новости, все это накапливаешь в себе, а после делаешь. 

Из экспозиции «Біль білила»Из экспозиции «Біль білила»

Никогда не думаю о покупателе при создании работ. Когда я начну думать о них, я тут же забуду, что хотела сказать. Иногда смотришь на картины, но бегущей строкой видишь ее стоимость. Я не против таких художников, в конце концов надо же чем-то офисы завешивать.

Художники могут обмениваться своими работами, но при условии, что ты нравишься ему, а он нравится тебе. Должна быть симпатия. Он тоже должен желать пополнить свою коллекцию твоей работой. Некоторые работы я и сама покупаю. Например, мне нравятся работы наивных художников, которые не очень дорого стоят, но тем не менее, привлекают мое внимание. Из современных художников у меня есть Андрей Хир, Владимир Костырко, Антон Логов и другие.

Из экспозиции «Біль білила»Из экспозиции «Біль білила»

Я сотрудничаю с Павлом Гудимовым, с которым мы познакомились весной 2010 года. В то время он делал муниципальную выставку Артема Волокитина, а я туда пришла телефон зарядить (улыбается). Там мы и познакомились. Уже через некоторое время (осенью) я решила отправить Павлу свои работы. Он сразу заинтересовался и предложил сотрудничество. В конце лета 2011 года я сделала у него выставку.

Была у меня хорошая зарубежная выставка с платками во Фрайзинге. Это было начало «хусток». Я тогда еще толком не понимала, что делаю. Это был больше гендерный проект, от которого я отказалась, потому что мне показалось, что это узко. Я отложила этот гендер в сторону и раскрыла свой проект немного с другого ракурса. Хотя, если присмотреться, здесь может попахивать гендером, потому что здесь все завешено платками, а это очень даже женский символ.

Для иностранцев посетить выставку — это как в кафе сходить. Для них это естественно, не нужно выбирать время и наряжаться. Даже детей берут. Это расширение своих знаний и эмоций. Для нас же это какое-то очень важное событие. Лучше, если бы это все было проще.

В моей выставке «Біль білила» такая идея: если ты не хочешь открыть и посмотреть ту боль, то можешь вообще не открывать. Насколько ты готов открыть и увидеть, что там под платком. Ведь платок — это уже и есть картинка. С другой стороны, это как ширма в музее. Вся нагрузка находится как раз под ней. Такая интересная игра была придумана мной и моими кураторами. На этот раз у меня их два: Борис Филоненко и Паша Гудимов. И, честно сказать, без них я бы не справилась, не потянула бы такой проект. Считаю, что это мой лучший проект, очень интересный.

Я не занимаюсь организацией своих выставок. Мы обговариваем какие-то моменты, но занимаюсь организацией не я. Уверена, что это сложный процесс, но я занимаюсь иными задачами. Кураторы — это не просто организаторы, они могут дополнить содержательную часть. Что у меня и произошло. Павел придумал, как инсталлировать проект, Боря написал много текстов. Вот такой получился тандем.

Есть несколько моих любимых работ, они в мастерской. Одна точно есть, которая не выходила за пределы мастерской. Это первая работа — гравюра на холсте «По той бiк». Она была сделана до революции и получилась совсем другая, тихая и спокойная. Я люблю эту работу, и не хочу с ней расставаться. Еще есть море из серии «Потерянный рай», которая была показана в Киевском Национальном Музее. Она очень мирная. Для меня это так: был мир и тут — хоп! — и все перевернулось. Я уже не смогу сделать такие работы, все эти события повлияли на каждого. 

Многие говорят, что я занимаюсь религиозным искусством, но нет. Я просто отвечаю на вопросы, которые меня интересуют. Последние несколько лет я работаю с сакральной скульптурой. Я не могу объяснить почему. Пришло время, возраст. Пытаюсь разобраться в этих вопросах: был ли Христос? Что это за человек? Как к нему относиться? Это миф или легенда? Важно или нужно ли это? Я, конечно, христианка, но не сильно верующий человек. Я отношусь к христианству в целом. Так мне понятней. Я сюда не втягиваю буддизм, так как в этом я не разбираюсь. Это очень сложная тема,  этим она и интересна. Возникает вопрос: можно ли то, чем я занимаюсь, назвать современным искусством?

Мы выпустили видео-интервью с культовой личностью в украинской архитектуре — Олегом Дроздовым, который рассказывает о первых проектах, скандальном театре на Подоле, памятнике на Площади Свободы в Харькове и многом другом.

Фото: Борис Гаевой


  • 655 просмотров
  • 0 комментариев

Подписка на нашу рассылку исцеляет от всех известных науке заболеваний,
открывает чакры и создает постоянный канал связи с космосом.

Faqindecor Контакты: Телефон:+380636949447, Электронная почта: faqindecor@gmail.com Адрес: 7, Gogol str, Kharkiv, Ukraine