Отражения эпох: здания музеев Гуггенхайма Фото
Архитектура

Отражения эпох: здания музеев Гуггенхайма

история о том, как менялась архитектура
  • 720
  • 0
1 репостов

Когда в 1939 году меценат Соломон Гуггенхайм основывал свой Фонд для содействия современному искусству, он, возможно, и не предполагал, что его «культурная империя» разрастется до сети крупнейших музеев современного искусства по всему миру. Более того, что каждое здание станет олицетворением своей архитектурной эпохи. По случаю двадцатилетия филиала в Бильбао, в этой статье вспоминаем о его главных взлетах и падениях.

Первый успех

Практически сразу же стало понятно, что для обширной коллекции необходима постоянная выставочная площадка. Место было выбрано самое-самое: центр Нью-Йорка, Пятая авеню. Архитектора пригласили под стать — Фрэнк Ллойд Райт в то время был признанным лидером американской архитектуры.

Строительство растянулось на 16 лет. Свои двери для посетителей объект открыл лишь в 1959 году, когда ни Райта, ни самого Гуггенхайма уже не было в живых. Рассказывать о здании лишний раз не стоит, названное одной из самых (если не самой) значительной постройкой ХХ века, оно вошло в учебники, хрестоматии и антологии архитектуры. Архитектор революционно переосмыслил концепцию музейного пространства: посетителям предлагают сначала подняться на лифте под самую крышу, а затем не спеша спускаться по спиральному пандусу, рассматривая экспозицию. Круглый атриум, расширяющийся кверху, стал одним из самых узнаваемых пространств современной архитектуры.

72 года творческой деятельности Райта — это и есть «Эпоха Мастеров», одним из самых ярких представителей которой он являлся. В то время направление мировой архитектуры задавали сильные личности: Мис ван дер Роэ, Ле Корбюзье, Вальтер Гропиус — каждый из них создал свою школу. Музей Гуггенхайма в Нью-Йорке — воплощение этого времени, место, которое в наше время ежегодно посещает около 2 миллионов туристов.

Маленькая вилла на берегу Большого канала

О здании в Нью-Йорке слышал каждый. А о его самом старом филиале в Европе, скорее всего, единицы. Интересно, что он появился на 8 лет раньше главного собрания — в 1951 году. Речь идет о коллекции Пегги Гуггенхайм — племянницы основателя фонда и дочери промышленника, поставлявшего детали для Эйфелевой башни (он же — джентльмен во фраке, чинно обедающий во время катастрофы «Титаника» во время которой и погиб).

Его дочь, согласно семейной традиции, посвятила жизнь собиранию предметов авангардного искусства, поддерживала Джеймса Поллока в сложные моменты и оставила после себя небольшую виллу, выходящую прямо на Большой канал Венеции. В этом доме и размещается филиал всемирно известного музея, в собрании которого числятся работы Пикассо, Кандинского, Брака, Малевича, Дали и многих других гениев. Поэтому для тех, кто «знает места» Венеция это не только Палаццо Дожей и собор Сан-Марко.

Гуггенхайм, Эрмитаж и казино

Такое необычное соседство образовалось в результате реализации оригинальной инициативы: музей Гуггенхайма в Нью-Йорке и Петербургский Эрмитаж открыли свои отделения в Лас-Вегасе. С городом развлечений и игровых домов у фонда сложились непростые отношения: в городе работали два филиала, один из которых на данный момент закрыт, а будущее второго — под вопросом. И все же, согласитесь, наслаждаться совместными петербургско-нью-йоркскими проектами в Лас-Вегасе — вещь весьма экзотическая.

Коллаборация Фонда с Берлином оказалась не столь неординарной, но более плодотворной. Филиал нью-йоркского собрания действовал в немецкой столице с 1997 по 2012 год, организовав более полусотни выставок при поддержке Deutsche Bank. Впрочем, специального здания для галереи построено не было, она располагалась в историческом доме на Унтер-ден-Линден, и ошеломляющей популярностью не пользовалась: за 15 лет работы ее посетило столько же человек, сколько посещает нью-йоркский шедевр Райта за один год.

Титановая «рыба» Страны Басков

Для полноценной «экспансии в Европу» Венеции и Берлина было явно недостаточно. Намерения руководства музея совпали с амбициями небольшого испанского региона. Однако ни первые, ни вторые и представить себе не могли амбиций одного архитектора. Эпоха Мастеров сменилась эпохой «Суперзвезд», которые готовы были на все, ради реализации своих идей.

В самом начале Фрэнка Гери пригласили для оценки возможности реконструкции одного из исторических зданий в центре Бильбао под нужды создававшегося филиала. Однако архитектор, недавно изумивший Уолта Диснея стоимостью концертного зала его имени, сразу же настоял на новом строительстве. Главным требованием со стороны фонда было обыгрывание мотивов первого музея в Нью-Йорке. Появившееся в итоге решение озадачило всех, кроме мастера. Проект был утвержден к строительству в устье реки Нервьон.

А дальше началось строительство, для которого пришлось с нуля написать несколько компьютерных программ, несколько раз изменить все материалы (и везти их, в итоге, с противоположного конца Испании), и увеличить бюджет настолько, что его окончательная сумма не называется до сих пор (по неофициальным данным — около 170 миллионов евро). Казалось бы, строительство не окупит себя никогда, и город получит безумно дорогую и бессмысленную «рыбу», сходство здания с которой благодаря блестящей титановой «чешуе» невозможно не заметить.

Однако в 1997 году здание открыло свои двери и... создало новое явление в культуре и экономике, которое вскоре назвали «эффектом Бильбао». Ежегодно оно приносит городу около 30 миллионов евро и несложно посчитать, что баснословные затраты на строительство окупились практически мгновенно. А что Гери? Гери, как ни в чем не бывало, вернулся в Америку и по уже отработанной технологии все таки построил зал для Уолта Диснея!

И снова он

Эпоха суперзвезд в Объединенных арабских эмиратах трансформировалась в манию суперсооружений. Фантастические деньги, получаемые от продажи нефти, было решено вкладывать в туристические объекты, и в результате голая пустыня превратилась в один из самых посещаемых регионов мира. Одна из наиболее амбициозных задумок шейхов — намывной остров Саадият, на котором должны расположиться отделы крупнейших музеев мира, созданные самыми модными архитекторами.

Среди них — филиал Лувра (достраивается по проекту Жана Нувеля), музей шейха Заида (Норман Фостер) и музей Гуггенхайма от... Фрэнка Гери. Новое здание, открытие которого несколько раз переносилось и в последний раз было назначено на 2017 год, будет иметь фантастическую площадь 45 тысяч кв. м. (что в 12 раз больше площади того, что находится в Нью-Йорке) и должно стать самым большим собранием современного искусства в арабском мире.

Новая эра

После знойного Абу-Даби руководство Фонда обратило свое внимание на север, и в итоге остановилось на Хельсинки. Однако тут все оказалось не так просто. Целесообразность строительства с самого начала бурных публичных обсуждений была поставлена под сомнение, но в 2015 году мир все же узнал результаты международного конкурса.

Победителем стало французское бюро Moreau Kusunoki Architectes проект которого известен значительно больше самого бюро. Конкурсное предложение обошло все ведущие архитектурные издания планеты, получило множество восторженных откликов и в итоге... имеет большие шансы быть нереализованным. Почему? Потому что времена, в очередной раз, поменялись и развитый европейский город теперь не согласен потратить 250 миллионов долларов на сооружение, который никогда не окупит себя. Эпоха личностей-суперзвезд сменилась временем небольших и мобильных бюро, а здания-иконы — локальными интервенциями, устойчивым дизайном и погружением в контекст. ■


НАШЕ МНЕНИЕ:

Какой будет следующая архитектурная эпоха никому не известно. Но, возможно, одной из ее ярких примет станет новый музей Гуггенхайма.

Aleksandr Фото
Aleksandr
  • 720 просмотров
  • 0 комментариев

Подписка на нашу рассылку исцеляет от всех известных науке заболеваний,
открывает чакры и создает постоянный канал связи с космосом.

Faqindecor Контакты: Телефон:+380636949447, Электронная почта: faqindecor@gmail.com Адрес: 7, Gogol str, Kharkiv, Ukraine