PritzkerStory: Бэй Юймин Фото
Лица

PritzkerStory: Бэй Юймин

100 лет жизни, 70 лет архитектуры
  • 132
  • 0
0 репостов

Сын банкира

Юймин родился в далеком 1917 году в китайском Кантоне, в управляющего Банка Китая. Вскоре деловые связи отца привели семейство в Гонконг, а затем в Шанхай. Отец Бэя имел множество связей в деловых кругах Великобритании и склонял сына к получению образования в Лондоне, однако Бэй, увлекающийся искусством и очарованный голливудскими фильмами о бесконечных вечеринках американских студентов, уезжает в США.

Бэй поступил в Пенсильванский университет, однако обнаружил, что его программа обращена к изучению классического наследия Греции и Рима. Это глубоко разочаровало молодого человека: он искал современного подхода. Поэтому вскоре Юймин решил оставить архитектуру и перевелся в Массачусетский технологический институт, где собирался изучать инженерное дело. В этот момент декан архитектурного факультета MIT уговорил Бэя вернуться к занятию архитектурой. И оказался невероятно прозорлив!

Учебная программа MIT образца 1935 года также основывалась на изучении классики, однако мастер не жалел о годах, проведенных в его стенах. «В библиотеке я нашел три книги Ле-Корбюзье, и они открыли мне глаза на современную архитектуру, — вспоминал он, — а затем «Корба», как мы его называли, приехал в наш институт. Два дня общение с ним дали больше, чем годы остальной учебы».

Любовь и… бомбы

В 1942 году Бэй женится на Эйлин Ло, китайской студентке, которая решила продолжить свое обучение в Гарварде. Так судьба свела молодого архитектора с легендарным основателем Баухауза — Вальтером Гропиусом, который был вынужден эмигрировать в Америку и возглавил там Высшую школу дизайна в Гарварде. Он не раздумывая вновь вступает на путь ученичества.

Однако вскоре он поступает на работу в Национальном комитете США по обороне и прерывает свое обучение в Гарварде. В комитете он занимался не только проектированием защитных сооружений. «Если ты умеешь строить, ты знаешь, как разрушать» — сказали ему. Так, молодой человек с дипломом архитектора оказался привлеченным к созданию бомб, которые бы максимально эффективно разрушали здания разных конструкций.

После окончания войны Бэй возвращается в Гарвард. Учеба у Гропиуса и Марселя Брейера, в обществе Филиппа Джонсона перевернула его представления об архитектуре. Молодой китаец увлекается идеями международного стиля и модернизма, начинает создавать свои первые проекты, сотрудничая с другими учениками Гропиуса. Ими оказались частные жилые дома из бетона и стекла.

Смена масштаба

Молодого и амбициозного архитектора вскоре замечает магнат недвижимости Уильям Зекендорф. Бэй становится директором архитектурного подразделения его империи и начинает управление крупнейшими проектами, реализуемыми в Нью-Йорке и всей послевоенной Америке. Через его руки проходят такие проекты как Mile High Center в Денвере и реконструкция Гайд-Парка в Чикаго. Эта работа дала Юймину бесценный опыт управления огромными проектами, ведения переговоров и поисков компромиссных решений.

В 1955 году по согласию фирмы Бэй и 70 его ведущих сотрудников отделились от основной компании и основали свою собственную, главой которой стал китайский архитектор. Не стоит думать, что Зекендорф «подарил» архитектору штат обученных профессионалов: фирма ориентировалась на него, как на основного заказчика, однако могла работать и над другими проектами. По-сути, все самые крупные проекты I. M. Pei & Associates тех лет были созданы для компании Зекендорфа.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: 13 онлайн-курсов для творческих людей

Со вкусом и по делу

В ранних проектах Бэя не вооруженным взглядом видно влияние небоскребов Мис ван дер Роэ. Однако, в отличии от прославленного мэтра, начинающий архитектор создавал более простые, технологичные и не менее выразительные решения. Он активно экспериментировал с окнами, которые были заранее вмонтированы в бетонные рамы. Они быстро монтировались друг на друга, не требовали дополнительной отделки и оказались довольно дешевыми. Вскоре Юймин получил славу расчетливого и экономного архитектора, который уважал кошелек заказчика и создавал удачные решения даже при небольшом бюджете.

Центр атмосферных исследований в Боулдере стал первым заказом, который позволил Бэю отойти от жесткого практицизма. Выразительные бетонные плоскости, вдохновением для которых стали работы Ле Корбюзье и Луиса Кана, разрезанные стеклянными вставками на фоне Скалистых гор, привели критиков в восторг. К слову, это здание стало декорациями к фильму «Спящий» Вуди Аллена.

После этого бюро захлестнула волна заказов на художественные музеи и культурные центры. Главными материалами для этих проектов стали любимые Бэем бетон и стекло. Сочетание фактурных поверхностей и прозрачного стекла позволило создать множество выразительных пространств, ставших новой визитной карточкой бюро.

В отличии от многих последователей интернационального стиля, китайско-американский мастер отдает должное контексту и характеру места. Строя в Китае он обращается к строительным традициям Востока, строя на западе — учитывает последние тенденции европейской и американской архитектуры. Его первые жилые здания в Филадельфии, созданные в 50-е годы (время расцвета белоснежного модернизма) были выполнены из кирпича — традиционного для города строительного материала.

Присуждая Бэй Юймину Притцкеровскую премию в 1983 году жюри отметило: «Бэй создал одни из самых красивых форм и внутренних пространств этого столетия, однако его работа выходит далеко за рамки этого. Он всегда заботился об окружении своих зданий».

Самый известный вход в самый посещаемый музей

Сегодня Лувр является самым популярным и посещаемым музеем мира. В год через его залы проходит около 10 миллионов посетителей. Однако так было не всегда: в конце 80-х годов музей задыхался от наплыва туристов в ставшем тесным для него здании, и это снижало его привлекательность. На новую входную группу в бывший дворец французских королей был объявлен международный конкурс. После оглашения его результатов еще раз повторилась «история Эйфелевой башни»: смелая стеклянная пирамида Бэя вызвала шквал критики, была реализована несмотря ни на что и вскоре стала одной из самых узнаваемых визитных карточек города.

Возвращение домой

В 1990 году мир увидело здания новой штаб-квартиры Банка Китая в Гонконге. Бэй снова оперировал простыми и выразительными формами, созданными из сплошного стекла: квадратное в плане здание на верхних уровнях изламывается в крупную треугольную сетку. Именно в этом банке работал когда-то отец будущего архитектора и именно в Гонконге прошли годы юности будущего мастера. Согласитесь, создать новый узнаваемый всеми символ города — очень «эффектное» возвращение домой.

Мультикультурный подход

Прославившийся как мастер создания культурных комплексов, Бэй Юймин получает самые разные заказы. Умение китайского мастера проникнуться не родной для себя культурой и создать удачное решение впечатляет.

В 1995 году он проектирует Музей славы рок-н-ролла. Облицованное светлыми плитами, с большими плоскостями сплошного остекления, поставленное на «ножки», подвешенное в воздухе многочисленными переходами оно совсем не похоже на обычное здание для торжеств. «Архитектура этого здания — моя попытка ощутить огромную юную энергию, бунт, восстание… Все формы вырастают друг из друга. Их движение связано с восстанием. Для меня это выражение музыкальной формы рок-н-ролла» — говорил потом 78-летний мастер.

Через два года после этого по его проекту был создан музей Михо в горах в окрестности Киото. Дорога ведущая к нему проходит по двум мостам через глубокие ущелья и пробивает туннелем холм между ними. Само здание музея повторяет формы традиционной японской архитектуры, заново переосмысливая их. Высокая скатная крыша сделана из стекла, давая рассеянный свет, а сразу от входа главное здание просвечивается насквозь, открывая позади себя горный пейзаж с огромной сосной — открытое и очень лиричное цитирование японской интерьерной живописи.

Пройдет еще десяток лет и мир увидит Музей исламского искусства в Дохе, Катар. Бетонное здание использует простые геометрические формы: круг, треугольник, квадрат, и сложные законы симметрии, чтобы на их основе добиться сложных пространственных эффектов. Многосветный общие пространства и эффектная подсветка делают уместной эту «совсем не арабскую архитектуру».

Семейное дело

Реализовывая крупные заказы по всему миру Бэй сумел сохранить дружеские отношения со всеми сотрудниками своего огромного бюро. Это способствовало созданию одной из самых продуктивных и стабильных проектировочных команд в мире. Кроме того, двое из четырех сыновей архитектора возглавили фирму после того, как в конце 90-х годов мастер отошел от управления ею. Несмотря на это, и сегодня Бэй продолжает консультировать и принимать активное участие в создании архитектурных решений проектов фирмы. ■

Историю предыдущего лауреата Притцкера — Кэвина Роуча, одного из членов жюри, присудившего награду Юймину, читайте в этой статье.


  • 132 просмотров
  • 0 комментариев

Подписка на нашу рассылку исцеляет от всех известных науке заболеваний,
открывает чакры и создает постоянный канал связи с космосом.

Faqindecor Контакты: Телефон:+380636949447, Электронная почта: faqindecor@gmail.com Адрес: 7, Gogol str, Kharkiv, Ukraine