PritzkerStory: Луис Барраган Фото
PritzkerStory

PritzkerStory: Луис Барраган

история о том, как архитектор стал алмазом
  • 1 846
  • 0
1 репостов

Детство

Об архитектуре Луиса Баррагана невозможно рассказать.Она не поддается словесным описаниям. Самое точное фото не способно передать мистической атмосферы, царящей в его домах. Художник, философ, мистик и мыслитель он показал всему миру на что способен Его Величество Цвет.

Человек которому суждено было стать самым влиятельным и известным архитектором Мексики ХХ столетия, родился в 1902 году на северо-западе страны. Его детство прошло на ранчо родителей, в 30 километрах от Гвадалахара. Архитектор на всю жизнь запомнил живописность окружающих его пейзажей: буро-красные холмы, пронзительные закаты, частые проливные ливни и посреди всего этого — люди и лошади ранчо. Кони на всю жизнь останутся любимыми животными Баррагана, своеобразным талисманом его творчества.

Истоки творчества

По образованию Барраган — строительный инженер. Закончив институт в 22 года, он отправился в путешествие по Европе. Эта поездка — едва ли не единственный раз, когда он покидал территорию своей страны, однако она дала ему вдохновение, необходимое для дальнейшего творчества. Во Франции он знакомится с теоретическими работами Ле Корбюзье и проникается его идеями современной архитектуры. Также ему в руки попадают тексты Фердинанда Бака — архитектора и художника, который большое внимание уделял созданию садов. В дальнейшем внимание к саду как «волшебному месту», желание «сделать из сада дом, а из дома — сад» станет одним из основополагающих начал творчества архитектора.

Сильнее прочего на Баррагана повлияла мавританская архитектура Испании и Марокко. Испанские архитекторы многому научились у мусульманских мастеров, а потом экспортировали эту культуру за океан в ходе колониальных завоеваний. Эта архитектура была знакома и понятна молодому человеку, он вырос среди нее, но здесь, на другом конце земли, нашел ее исток. Терракотовые стены Альгамбры, кажущиеся неприступным монолитом снаружи и открывающие при попадании внутрь целый мир из небольших и продуманных двориков, спрятанных водоемов, фонтанов и личных пространств, будут вновь и вновь появляться в его работах. Возвращаясь в Мексику, Барраган решает самостоятельно освоить профессию архитектора.

Начало пути

Первые работы, созданные в Гвадалахаре, отличает приверженность идеям Ле Корбюзье, их считают произведениями модернизма. Однако сложно не заметить, что в них очень много Мексики, ее живости и темперамента, циркульных завершений окон, параболических арок, открытого любования фактурностью белых мощных стен и совсем не много строгой и стерильной Швейцарии. Некоторые из пяти принципов Корбюзье Барраган так никогда и не принял. Он был скромен, но непоколебим: «При всем уважении к коллегам, я считаю, что ленточное окно невозможно ни в нашем и ни в каком другом климате».

Творческое кредо

Во время Второй мировой войны Барраган переезжает в Мехико, для того, чтобы остаться там на всю жизнь и создать свои самые значительные работы. В это время его здания все больше и больше пропитывает национальный мексиканский колорит. Он больше не верит в то, что здание должно быть «машиной для жизни», вместо этого рационального принципа он выдвигает концепцию «эмоциональной архитектуры».

Творчество мастера строится вокруг метафизических, мистических основ жизни человека: тишины, света, спокойствия, одиночества, смерти и жизни. Совершенно сознательно он находил в своих работах место для каждого из этих начал.

Здания всегда мастерски вписаны в пейзаж, являются его естественным продолжением, архитектор даже называл себя «ландшафтным художником» но, конечно же, лукавил при этом.

Обязательный элемент — хотя бы небольшой бассейн или фонтан. Иногда к ним даже нет выхода из помещений здания. Важно само их присутствие. И каждый раз главные элементы спрятаны от посторонних глаз внутри дома, в тенистых внутренних дворах. Снаружи дом окружают высокие мощные стены, нередко - без единого окна.

Архитектура Баррагана невозможна без использования цвета. Он использовал его активно, всегда и поистине виртуозно. Многие считают именно его лучшим колористом за всю историю архитектуры! Его палитра — цвета земли, на которой он вырос: терракота, охра, золото, и множество оттенков розового, алого, красного вплоть до самых насыщенных, парадоксальных, невозможных.

Задача цвета — создавать настроение и отражать свет. Задача света — создавать магию, благодаря которой попадая в здания Баррагана попадаешь в волшебный и сюрреалистический пейзаж.

Стеклянные дома мексиканец называл «непригодными для жизни», потому что они не отбрасывают тени. Мастер считал, что созерцание тени, перемещающейся по стене — одна из важнейших вещей в жизни человека.

В его домах нет одинаковых окон. Из каждого окна он стремился сделать картину и поэтому индивидуально подбирал для нее «формат». Вид из каждого окна продуман и не случаен: он является проводником из внутреннего пространство дома в сад — место для жизни, размышления и творчества.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Экстравагантный вокзал от Захи Хадид

Влияние на мировую архитектуру

Барраган оказал огромное влияние на многих архитекторов. По просьбе Луиса Кана он посетил строительство Института исследований Солка, для того чтобы помочь в создании идеи сада, который должен был располагаться посередине комплекса. «Я бы не сделал здесь сада для травы и деревьев. Если тут останется только бетон и вода, это будет потрясающее место» — таким был совет мастера. Именно так появилась пустая бетонная площадь, разделенная лентой воды, устремляющейся к океану — одно из самых эффектных пространства во всем творчестве Кана.

Антонио Гауди, Фрэнк Ллойд Райт, Луис Барраган — эти гении создали свои направления в архитектуре. Ни один из них не имел последователей: оказалось, что иррациональный, глубоко личный метод не поддается повторению, копированию, имитации.

Личность

Мастер оставался глубоко религиозным человеком и верующим католиком до конца своей жизни. Прожив всю жизнь один, он стал не самым приятным человеком в быту, иногда требуя от своей экономки завтраков полностью розового цвета, или отзывая приглашение друзей на чай из-за того, что «в саду не такой, как надо свет». Современники привыкли считать его архитектуру мистической, и он сам отстаивал эти идеи. В своей книге «Современные архитекторы» он писал: «Здание, которое не выражает смирения, является ошибкой». Возможно поэтому одним из самых известных его проектов является женский католический монастырь.

Главной, наиболее известной и знаковой постройкой мастера остается его собственный дом, построенный в пригороде Мехико в 1948 году. И в самом деле, много ли существует в мире домов архитекторов, которые включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО? В данный момент в доме располагается мемориальный комплекс и музей мастера. Его не посещают миллионы туристов, но каждый архитектор, оказавшийся в Мексике, считает своим долгом оказаться в этом месте.

Жизнь после смерти

Барраган никогда не имел семьи и детей. Перед смертью он разделил свое наследие между тремя ближайшими друзьями и соратниками. Игнасион Диаз Моралес получил в распоряжение личную библиотеку мастера с требованием найти для нее достойное место и сделать публичной. Эта часть завещания оказалась успешно выполненной. Моралес создал фонд имени Баррагана, который ныне управляет его домом-музеем и занимается популяризацией творчества мастера во всем мире.

Судьба второй части наследия — огромного архива, который включает тысячи эскизов, набросков, чертежей, сотни фотографий и множество макетов оказалась куда более сложной. Он был завещан Раулю Феррере — деловому партнеру мастера на протяжении последних лет. Через год после смерти компаньона Феррера повесился в доме через дорогу от дома Баррагана. Правительство Мексики отказалось выкупить архив, оцененный в миллион долларов у его вдовы. В результате бесценные материалы были проданы в Нью-Йорк, известному галеристу и коллекционеру из Сохо, однако долго у него не задержались. Примерно в то же время дом Баррагана посетила Федерика Занко — племянница основателя компании Vitra. Ее восхищение творчеством архитектора привело к тому, что архив был выкуплен женихом Занко за три миллиона долларов в качестве обручального подарка, вместо кольца, и переправлен в Швейцарию. Где и исчез на долгие годы в несгораемых подвалах Vitra, так как его научная обработка, которой посвятила себя Занко, оказалась куда как более трудоемкой и масштабной. Публикация материалов, связанных с наследием мастера оказалась затруднена из-за сложной ситуации с авторскими правами и о нем начали понемногу забывать. Парадоксально, но за двадцать лет не состоялось ни одной крупной ретроспективы выдающегося мастера.

В 2014 году в эту ситуацию вмешалась нью-йоркская художница-концептуалистка Джилл Мэгид. Она задумал сложную и длительную акцию мирового масштаба. С разрешения родственников Баррагана в Гвадалахаре была вскрыта могила с его кремированным прахом, после чего часть пепла была передана в Швейцарию, а через полгода Джилл держала в руках алмаз достоинством в 2.2 карата, созданный из останков гения. Этот алмаз был вставлен в оправу обручального кольца, которое и было предложено Занко в обмен на доступ к материалам архива или его возвращения в Мексику. Отказаться от такого предложения, к тому же подкрепленного специально организованной выставкой и публикациями в прессе, было очень сложно. В настоящее время обсуждаются технические вопросы возвращения уникальных материалов на родину мастера.

Последнее слово

Две первые Притцкеровские премии оказались более чем контрастными. Первая награда была отдана сверхмодному, успешному, известному, скандальному, великому и ужасному Джонсону, что, несомненно, способствовало утверждению премии как наиболее престижной в архитектурном мире. Вторая стала воззданием должного Баррагану, за непристанное напоминание о том, что архитектура, это, прежде всего, возвышенный акт поэтического воображения человека. ■

Историю первого лауреата Притцкеровской премии читайте здесь.


  • 1 846 просмотров
  • 0 комментариев

Подписка на нашу рассылку исцеляет от всех известных науке заболеваний,
открывает чакры и создает постоянный канал связи с космосом.

Faqindecor Контакты: Телефон:+380636949447, Электронная почта: faqindecor@gmail.com Адрес: 7, Gogol str, Kharkiv, Ukraine